Рижский музей фармации

Рижский музей фармации

А мы продолжаем череду репортажей Алексея Водовозова о музеях истории медицины. На этот раз — рижский музей фармации

Оригинал взят у uncle_doc в Рижский музей фармации

Центральный музей возник еще в советское время. Причем начиналось все с частной коллекции известного латвийского хирурга-онколога Паулса Страдыньша (он же Паул Страдынь, он же Павел Иванович Страдынь). Выпускник моей alma mater, к слову, правда, он закончил ВМедА в 1919 году, то есть чуть пораньше 🙂 Помимо всего он очень живо интересовался историей медицины, собирал всё, что относилось к этой теме, издавал тематические сборники и т.д. В 1957 году, за год до смерти Страдыньш передал всею свою коллекцию государству. Так в Риге внезапно возник крупнейший в СССР специализированный медицинский музей. Сейчас в нем 203 тысячи единиц хранения, причем в 4-х этажном особняке на улице Антонияс, 1 (а по адресу Антонияс, 2, к слову, расположено российское посольство :)) выставлена лишь незначительная их часть.

Если честно, обстоятельства сложились так, что мы не успели осмотреть весь музей как следует, а он определенно заслуживает отдельного рассказа. Поэтому подробно расскажу о его филиале, Музее фармации.

Он тоже начинался с частной коллекции, изначально ютился в помещении кафедры фармацевтической химии Латвийского университета. В 1957 году ее объединили с коллекцией Страдыньша и перевезли в особняк на Антонияс. Когда количество фармэкспонатов перевалило за 50 тысяч, стали подумывать о филиале. И уж совсем недавно, в 1988 году открылась экспозиция практически в центре Старой Риги — на улице Рихарда Вагнера, 13.

Не заметить музей сложно, если уж только совсем по сторонам не глядеть и пропустить вот такую вывеску:

Рижский музей фармации

Или эту табличку (кстати, рожа красная не из-за дефектов съемки, это мы так в Стокгольме загорели, пока развод караулов смотрели, а потом в Юрмале дожарились):

Рижский музей фармации

Для тех, кто пропустит эти два указателя, есть еще и третий, но я его не фоткал. Как видно на табличке, музей работает не каждый день, в пн и вс — выходные, в туристический сезон рабочие часы с 10 до 18, в нетуристический — до 17. Входные билеты нам обошлись в 3,5 лата (по 1,5 взрослым и 0,5 нашему школьнику), для ориентира 1 лат — это примерно 60 руб. Персонал очень приветливый, говорят на очень хорошем, грамотном русском языке с небольшим акцентом. В кассе брали билеты еще двое соотечественников-туристов, тетенька с сыном-подростком, так что нам предложили на 5-х экскурсию за 7 лат(ов?). Естественно, мы согласились, потому что гида я бы в любом случае брал, мне материал для статьи был нужен.

Фотографировать «с рук» можно без каких-либо ограничений, а вот за профессиональную съемку (свет и штатив) уже придется заплатить сумму раз в 20-30 превышающую стоимость входного билета. Еще можно отсканировать любой документ как из зала, так и из запасников, но, опять же, за отдельную плату.

Впрочем, пора переходить к основному блюду. Итак, надо сказать, что к моменту образования филиала в Риге не было свободных помещений с аптекой в анамнезе, так что пришлось довольствоваться двухэтажным памятником архитектуры XVIII века. В XIX веке там жил каретных дел мастер, а в советские времена там была коммуналка. Так как в основном в коллекции преобладали экспонаты конца XIX — начала XX века, под эту эпоху и стилизовали весь музей.

Экскурсия началась со второго этажа, где воссоздан торговый зал типичной рижской аптеки того времени:

Рижский музей фармации

и ассистентская:

Рижский музей фармации

Что интересно, ассистентская до боли знакома, почти такая же была у меня в аптеке медпункта полка. По большому счету, можно садиться и работать — горка с реактивами, ручные центрифуги, весы с эбонитовыми чашками и стальными разновесами, колбы, реторты, ступки-пестики… Ассистентская действующая, нам дали возможность расфасовать порошки. Что интересно, гид предложила — мол, ну попробуйте, как у вас получится. И смотрит. Я беру и складываю как положено. И тетка, которая с сыном, очень ловко это дело скрутила. Потом выяснилось, что она провизор 🙂

Кстати, о фасовке. Основная часть экспонатов — различная аптечная посуда и упаковки лекарственных средств. Ну вот, например, керамические самогонные аппараты устройства для перегонки, а также емкости под то, что перегоняли:

Рижский музей фармации

Остальная посуда менее интересная и более традиционная. Хотя попадаются и примечательные экземпляры. Например, вот эти две декоративные склянки украшали витрину одной из аптек Суворова, входивших в аптечную сеть под эгидой генерал-губернатора Риги:

Рижский музей фармации

Среди посуды затесался вот такой неприметный на первый взгляд сундук:

Рижский музей фармации

На самом деле, это ящик из «походной аптечки» Александра II. Несколько таких сундуков лейб-медики возили с собой во все поездки. И вот этот, как рассказала гид, очень даже пригодился. По дороге в Ригу император основательно простыл, его лекарям пришлось все содержимое этого ящика угрохать на то, чтобы поднять государя на ноги. Ну а пустой ящик, чтоб не таскать с собой, оставили в Риге. Так он и попал сначала в частную коллекцию, а потом в музей.

Многие медики и фармацевты знают слово «сигнатура». В современном варианте — это обозначение в рецепте, как больной должен принимать данное лекарство. Но век назад так назывался бумажный ярлык с этой информацией, который крепился к флакону, бутылочке или другой емкости. И выглядели они довольно внушительно и красиво, нередко с логотипом аптеки:

Рижский музей фармации

И на эти сигнатуры ставились провизорские печати. Это сегодня у нас личная печать есть только у врачей, тогда была и у провизоров:

Рижский музей фармации

Университетские знаки, кстати, у провизоров тоже были свои. Вот такой, например, давали на рубеже веков провизорам-выпускникам Дерптского/Тартусского университета:

Рижский музей фармации

Аптеки того времени были не просто торговой точкой, где пациент по рецепту врача мог приобрести необходимые лекарства. Это было еще и фармпроизводство в миниатюре, причем нередко — полного цикла, начиная от выращивания и заготовки сырья. Понятно, что использовалось множество средств природного происхождения — растительного, животного, минерального. Лекарственные растения выращивались в аптекарских огородах, причем нередко они размещались во внутренних двориках. Как я уже говорил, музей расположен в здании бывшей каретной мастерской, так что дворик здесь очень характерный, с удобным спуском и широким въездом. И аптекарский огород обозначен лишь номинально:

Рижский музей фармации

Но растения собраны в нем самые настоящие, действительно лекарственные и действительно те, которыми пользовались аптекари 100-200 лет назад. Вот, например, в центре с розовыми цветками — это эхинацея:

Рижский музей фармации

Далее сырье требовалось высушить:

Рижский музей фармации

И измельчить:

Рижский музей фармации

И сохранить:

Рижский музей фармации

Для извлечения активных ингредиентов, а также поиска новых рецептов при аптеке создавалась лаборатория:

Рижский музей фармации

Для групп от 20 человек здесь проводится «Шоу алхимика», то есть показываются простейшие, но эффектные (изменение цвета, выделение газа и т.п) химические опыты.

Ну и какая же лаборатория без символа медицины. Пусть и заспиртованного. Зато аж два разных варианта:

Рижский музей фармации

А вот лабораторное оборудование, тоже не такое уж древнее, ему около 100 лет, может, чуть больше:

Рижский музей фармации

И какая же лаборатория без аппарата, который, уверен, узнАют все:

Рижский музей фармации

Перегонный куб, ага 😉 Гид заверила, что рабочий. На нем получали различные дистилляты, медицинский спирт в том числе.

И раз уж заговорили об алкоголе, нельзя не вспомнить о знаменитом бальзаме:

Рижский музей фармации

Он не всегда был «Рижским», таким крепким и именно такого состава. Гид рассказала полулегендарную историю этого напитка, которую, думаю, многие знают. Но кто не знает, с теми поделюсь, остальные могут перейти к следующей фотке.

Итак, открыть аптеку в Риге XVIII века было не так просто. Первым и основным требованием было наличие, чего бы вы думали? Лицензии? Профильного образования? Запаса лекарств? Фиг там. Денег. Стартового капитала, говоря современным языком. Было и второе требование — у соискателя должна быть вторая профессия, которая в случае неудачи с аптечным стартапом могла бы его прокормить, чтобы он не шлялся по Риге и не занимался всяким непотребством. Абрахам Кунце обладал и тем и другим: человек при деньгах, книготорговец, выходец то ли из Польши, то ли из Германии, точной информации в документах не сохранилось.

Надо сказать, что аптеки что тогда, что сейчас, торговали не только и не столько лекарствами, сколько всякой парафармацевтикой, а также продуктами питания. В Рижском аптечном уставе, например, было прописано несколько десятков видов конфет и алкогольных напитков в виде самых разнообразных настоек. И быстро нарастить объем продаж можно было именно за счет алкоголя. Кунце засел на изучение старинных рецептов, а также много экспериментировал сам — нужно было сварганить нечто эксклюзивное, одновременно и алкогольное, и лекарственное.

В конце концов он немного модифицировал рецепт XVII века и остановился на следующих ингредиентах: лаванда, листья мяты перечной, розмарина и шалфея, плоды укропа, кора корицы. Все это сутки настаивалось на спирту, затем дистиллировалось для получения ароматической воды. В эту воду добавлялся спирт и настойка шафрана. В итоге крепость напитка получалась 16%об. Кстати, судя по ингредиентам, напиток должен был быть желтого цвета, а не черного, как мы сейчас привыкли.

Неизвестно, как бы сложилась судьба Кунце и бальзама, если бы не счастливое стечение обстоятельств. Несколько керамических бутылок напитка (такая тара нужна была для защиты от прямых солнечных лучей, которые бальзаму противопоказаны) были отправлены в подарок Екатерине II. И якобы при помощи чудодейственного бальзама императрица избавилась от колик. После чего Кунце получил высочайшее разрешение на эксклюзивный выпуск напитка. И назывался он, соответственно, «бальзам Кунце».

С 1847 года напиток постепенно стал превращаться в нечто привычное нам: тогда его розлив начал рижский промышленник Альберт Вольфшмит, рецептура изменилась в сторону усложнения, крепость выросла до 45%об. И если Кунце продавал бальзам как лекарство, то Вольфшмит и его последователи — уже как просто алкогольный напиток. В 1939 году (после известных событий) мастера, владевшие секретом бальзама, были репатриированы в фашистскую Германию, где секрет был благополучно утерян.

То, что продается в магазинах сегодня — вроде бы как делается по восстановленному по крупицам рецепту. Ясное дело, что это утверждение уже никто не проверит, но факт остается фактом — с конца 1950-х годов «Черный рижский бальзам» (его заодно и переименовали погромче) производится в поистине промышленных масштабах. В СССР бальзам был дефицитным и знаковым напитком, использовался в основном для подарков, взяток и «благодарностей». Необычная керамическая бутылка немало этому способствовала. Кстати, даже пустая она представляла собой определенную ценность — ее ставили в сервант как свидетельство дешевых понтов достатка: мол, мало того, что у нас был бальзам, так мы его еще и выпили. Приходилось видеть и реинкарнацию бутылки в качестве вазы.

Но вот пить его решительно невозможно, рижане, звиняйте 🙂 Ооооооочень на любителя. Хотя отец рассказывал, что первое, что его в начале 80-х шокировало в Монголии — это то, что наши офицеры там пили чистый «Рижский бальзам» (в военторге его было завались, заграница, пусть и номинальная) стаканами, благо 45%об — это очень даже круто, эквивалентом могла служить только «Сибирская водка». Сейчас выпускают «облегченные» версии бальзама крепостью 30%об — с черносмородиновым (этого добра везде навалом) и вишневым (а вот это пока что редкость даже в Риге) соком. Нам дали попробовать все три варианта. Не… нафиг.

Впрочем, что-то я отвлекся. Вернемся к нашей аптеке. Итак, мы вырастили и обработали сырье, получили из него нужные действующие вещества. Теперь из них нужно изготовить лекарственную форму, удобную для применения. Например, порошок или таблетку:

Рижский музей фармации

Слева вы видите порошки в бумажных конвертиках, нас на фармакологии еще учили их сворачивать, учат ли врачей этому сейчас — не знаю. Справа — ручной пресс для изготовления таблеток.

А вот так выглядели свечи, которые суппозитории, которые не жрать, а засовывать:

Рижский музей фармации

Разнообразие упаковок лекарственных средств того времени поражает. Формы, размеры, цвета. Если внимательно присмотреться, можно заметить знакомые названия:

Рижский музей фармации

Рижский музей фармации

Рижский музей фармации

Еще в аптеках продавались различные предметы ухода за больными, например, термометры. Обратите внимание на необычную форму емкости с ртутью у самого нижнего термометра, она не цельная, а состоит из трех соединенных друг с другом капилляров. Зачем так делали — не знаю, ведь хрупкая конструкция получается:

Рижский музей фармации

А вот такие штуки выдавались бесплатно больным открытой формой туберкулеза. Это серебряная плевательница, чтобы чахоточный рижанин не заражал других горожан:

Рижский музей фармации

Если учесть все вышесказанное об аптеках, становится понятно, почему на домах провизоров в Риге нередко висели такие таблички:

Рижский музей фармации

То есть в аптеке делалось всё. Кстати, что именно там делалось по табличке ясно и без перевода, латинские корни в медицинской терминологии позволяют понимать даже по-латышски 🙂

Впрочем, в музее есть несколько уголков, посвященных народной медицине. Как же без нее. Тем более, что в те времена она пользовалась куда большим спросом. Травничеством занимались в основном женщины, которые жили на отшибе, подальше от нормальных людей. Их побаивались, но к ним все равно обращались, потому что других вариантов тогда не было.

Так выглядел типичный фельдшерско-акушерский пункт «ведьмин» домик:

Рижский музей фармации

А немаловажной частью комплексной терапии была баня, топившаяся по-черному. Тут и рожали, и вывихи вправляли, и от кожных и платяных паразитов избавляли, и раны промывали:

Рижский музей фармации

Там же, в разделе народной медицины находится стенд с гомеопатией, где ему самое место. Гид, кстати, очень грамотно и адекватно, хотя и коротко рассказала о том, что несмотря на некоторую прогрессивность подхода для XVIII-XIX вв, сегодня это не более, чем плацебо, не получившее никаких научных подтверждений.

Рядом с гомеопатией — небольшая витрина с лекарствами, которые пытались получить из янтаря. Идей было множество, но в практику ни одна не пошла, окаменевшая смола оказалась точно таким же плацебо, хотя и красивым. И недешевым:

Рижский музей фармации

Не буду вас больше мучить 🙂 На сайте музея есть очень хороший виртуальный тур, правда, без пояснений. Но покрутить панораму и еще раз посмотреть всё, о чем я рассказывал, думаю, будет интересно.

Leave a reply